Мысли о болезнях меняют наш взгляд на лица другого пола

Рис. 1. Женские (два левых) и мужские (два правых) лица европеоидной (вверху) и монголоидной (внизу) расы с усиленными на компьютере женскими (в каждой паре — левое) и мужскими (в каждой паре — правое) чертами.

Рис. 1. Женские (два левых) и мужские (два правых) лица европеоидной (вверху) и монголоидной (внизу) расы с усиленными на компьютере женскими (в каждой паре — левое) и мужскими (в каждой паре — правое) чертами.

Опасность заразиться какой-нибудь болезнью или заполучить паразитов, скорее всего, должна делать человека более строгим в оценке привлекательности лиц людей противоположного пола. Подобная гипотеза была выдвинута на основании того, что черты лица, кажущиеся нам красивыми (привлекательными), свидетельствуют о хорошем генотипе их обладателя, а в условиях повышенного риска возникновения заболеваний выбор генотипа возможного отца (или матери) наших будущих детей становится особенно важным. Для проверки этой гипотезы человеку, участвующему в эксперименте, перед тем как он стал оценивать по фотографиям привлекательность разных лиц, показывали изображения, ассоциирующиеся с болезнями или паразитами (например, фотографию глистов). В контроле показывали изображения, не вызывающие резко негативных реакций (например, скопления безобидных для человека гусениц). Женщины в условиях демонстрации «опасных» картинок чаще предпочитали мужские лица, в которых усилены (за счет компьютерной обработки фотографии) специфически мужские черты и которые к тому же отличаются высокой степенью симметричности. Мужчины также увеличивали предпочтение тем женским лицам, которые характеризовались высокой симметричностью и усиленными специфически женскими чертами. Таким образом, полученные результаты подтвердили выдвинутую ранее гипотезу: опасность заполучить заразную болезнь делает наши требования к потенциальному половому партнеру (возможному отцу или матери наших будущих детей) более жесткими.

С точки зрения генетики и эволюционной биологии, красивое (точнее — привлекательное) лицо представителя другого пола свидетельствует о генетическом благополучии, являясь своего рода сигналом того, что данный человек, возможно, лучший кандидат на то, чтобы стать отцом (матерью) ваших детей. Лица, кажущиеся нам красивыми, отличаются правильностью черт и высокой степенью симметричности.

На данное обстоятельство давно обратили внимание антропологи, имевшие дело с обобщенными (или, иначе, «составными») портретами. Метод построения такого портрета, усредняющего индивидуальные особенности для целой группы людей, был предложен еще в конце XIX века, когда на один негатив стали снимать последовательно ряд людей, центрируя изображение по положению глаз (точнее, зрачков). Затем комбинировать фотографии отдельных людей стали уже при печати с разных негативов. Развитие цифровой фотографии и компьютерных способов обработки изображений позволило радикальным образом усовершенствовать всю методику построения обобщенного портрета.

Уже первые исследователи, получившие обобщенные портреты, были удивлены тем, что синтезированные изображения напоминали реальных людей и к тому же это были красивые (правильные) лица. Возникла гипотеза, согласно которой лица, кажущиеся нам привлекательными, — это просто лица без каких-либо отклонений, симметричные, с очень правильными чертами. Соответственно, красивым нам кажется просто норма (см. подробнее: А. М. Гиляров. Секреты красоты). Естественный отбор (в данном случае — половой отбор) работает на поддержание нормы.

Позднее, уже в эпоху компьютерных технологий, исследователи, опираясь на реперные точки (к примеру, отмечающие кончик носа, верхний край брови, кончики губ и т. п.), смогли не только детально разобраться в отличиях черт мужского и женского лица, но и деформировать изображение, усиливая специфические мужские или женские черты. Таким образом были получены маскулинизированные (с сильно выраженными мужскими чертами) и феминизированные (с сильно выраженными женскими чертами) варианты составных портретов как мужчин, так и женщин (см. рис. 1).

Изучение степени привлекательности таких синтезированных изображений показало, что мужчины обычно предпочитают феминизированный вариант женского лица (то есть с усиленными женскими чертами), а женщины нередко выбирают не маскулинизированный вариант мужского лица, а слегка феминизированный. Дополнительный опрос показал, что феминизированный вариант мужского лица ассоциировался с предположениями, что такой мужчина будет лучше относиться к детям.

Очевидно, однако (и тому было много свидетельств), что предпочтение, отдаваемое определенным чертам лица потенциальных половых партнеров, может меняться в зависимости от культурного контекста (в частности, урбанизации, воздействия рекламы и т. п.), а также условий проведения опроса.

Шотландские ученые с факультета психологии Университета Стерлинга (University of Stirling) и из Университета Абердина (University of Aberdeen, Шотландия) во главе с Энтони Литлом (Anthony Little) экспериментально проверили гипотезу, согласно которой предпочтение определенных черт лица человека противоположного пола становится более строгим (половой отбор более жестким) в условиях, когда возрастает опасность заразиться какой-нибудь болезнью или заполучить паразитов.

Рис. 2. Вверху: (a) феминизированный (слева) и маскулинизированный (справа) варианты мужского лица. Внизу: (b) симметричный (слева) и ассиметричный (справа) варианты мужского лица. Такие пары изображений и показывали участникам эксперимента.

Рис. 2. Вверху: (a) феминизированный (слева) и маскулинизированный (справа) варианты мужского лица. Внизу: (b) симметричный (слева) и ассиметричный (справа) варианты мужского лица. Такие пары изображений и показывали участникам эксперимента.

Добровольцам, согласившимся принять участие в оценке привлекательности тех или иных лиц, показывали слайд-шоу, в ходе которого из пары возникающих на экране портретов (см. примеры на рис. 2) предлагалось выбрать более привлекательный вариант. Кроме того, в серии слайдов время от времени возникали изображения, казалось бы, не относящиеся к делу. Участникам эксперимента не объясняли сути проверяемой гипотезы, но заранее просили отнестись внимательно ко всем демонстрируемым изображениям, среди которых были как нейтральные, так и вызывающие неприятные эмоции, ассоциирующиеся с возможностью заразиться какой-нибудь болезнью.

Рис. 3. Пары изображений, ассоциирующихся (справа) и не ассоциирующихся (слева) с болезнями и паразитами. Цифры — это средний балл, характеризующий степень отвращения, возникающего при разглядывании данной картинки.

Рис. 3. Пары изображений, ассоциирующихся (справа) и не ассоциирующихся (слева) с болезнями и паразитами. Цифры — это средний балл, характеризующий степень отвращения, возникающего при разглядывании данной картинки.

В выборе подобных «пугающих» изображений авторы опирались на ранее опубликованную работу Куртиса и соавторов (Curtis et al. 2004), специально изучавших причины формирования у человека чувства отвращения. В том исследовании испытуемым предлагали пары в чём-то сходных фотографий, одна из которых связывалась с болезнями и паразитами, а другая была более нейтральной. Формирование в ходе эволюции чувства отвращения трактовалось как закрепление защитной реакции на реальную возможность заполучить заболевание.

Примеры, использованные Куртисом и др., а позднее и в обсуждаемой работе: кусок материи с пятном синего красителя или с желтым пятном, напоминающим человеческие выделения; скопление безвредных для человека гусениц и скопление аскарид (глистов); пустой вагон метро и вагон, набитый людьми; лицо человека в нормальном состоянии и загримированного так, как будто у него лихорадка, и т. п. (см. рис. 3).

В исследовании приняли участие 124 женщины (в возрасте от 17 до 45 лет; средний возраст 24,8 лет) и 117 мужчин (от 17 до 45 лет, средний возраст 26,9 лет) гетеросексуальной направленности. Демонстрируемые фотографии получены путем обработки снимков 50 мужских и 50 женских лиц кавказской (европеоидной) расы. Компьютерной обработкой изменяли степень симметрии лиц, а также делали маскулинизированный и феминизированный варианты как мужских, так и женских лиц. Участникам демонстрировали по 10 пар обобщенных портретов с измененными чертами пола и по 5 с нарушениями симметрии (или отсутствием таковых).

Установлено, что в отсутствие «пугающих» изображений женщины, как правило, отдавали предпочтение маскулинизированным мужским лицам и феминизированным женским. Мужчины предпочитали феминизированные варианты как женских лиц, так и мужских. Если же оценка привлекательности давалась после просмотра картинок, ассоциирующихся с болезнями и паразитами, то выбор становился гораздо более строгим (различие подтверждено статистически!), причем это касалось только фотографий лиц противоположного пола. Женщины начинали почти всегда выбирать маскулинизированный вариант мужского лица, а мужчины — феминизированный. В обоих случаях возрастали и требования к строгой симметричности.

Полученные результаты соответствуют гипотезе об ужесточении критериев выбора полового партнера в условиях опасности заболевания.

Источник: http://elementy.ru/


Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>