Чем чревато «любвеобилие»

О любви в светском и христианском понимании – иеродиакон Иоанн (Курмояров).

Любовь к самому себе

В современном мире нет более затасканного, более профанированного понятия, чем любовь. О любви твердят все: эстрадные певцы, кинозвезды, психологи, политики, проповедники новых религиозных учений и адепты тоталитарных сект, обыватели и философы и другие.  И каждый вкладывает в это понятие свой «оригинальный», как ему кажется, ни на что не похожий смысл.

Но по большому счету все светские концепции любви (лучше сказать – внехристианские, т. к. мы можем смело включить сюда и многочисленные нехристианские секты и религии), вне зависимости от того, кто является их создателем, объединяет одно немаловажное качество, а именно: все они исходят из того, что главным условием приобретения настоящей, полноценной любви является любовь к самому себе.

На этот тезис христиане вполне обоснованно реагируют в том духе, что любовь к самому себе, в принципе, не может быть полноценной любовью и на самом деле является одной из разновидностей эгоизма.

На первый взгляд такая аргументация кажется вполне обоснованной. Однако проблема не так проста, как это кажется. Дело в том, что наши оппоненты стараются всячески обойти обвинения в эгоизме и поэтому разработали, по их мысли, «положительную философию» оправдания любви человека к самому себе.

С их точки зрения, любовь к себе – это спокойная уверенность, которая основывается на ощущении собственной полноценности, личностной значимости. Если человек обладает самоуважением, он может реально оценить собственные достоинства и возможности, знает, что не похож ни на кого другого и неповторим в своей сущности. Он такой, какой есть, он должен быть уникальным и нужен вселенной именно таким. Чем больше в нашем обществе будет уверенных в себе, любящих и уважающих себя людей, тем оно будет совершеннее, богаче и гармоничнее, утверждают сторонники этой точки зрения.

Наши обвинения в эгоизме они парируют тем утверждением, что любовь к себе и эгоизм не только не идентичны, а диаметрально противоположны. Эгоист любит себя так же мало, как и других; фактически он даже ненавидит себя. Отсутствие заботливости и чуткости по отношению к себе самому, к своей личности, которое является одним из свидетельств отсутствия продуктивности, порождает у него чувство пустоты и фрустрации. Складывается впечатление, что он слишком заботится о себе, на самом же деле все это оказывается лишь безуспешной попыткой, с одной стороны, скрыть, спрятать, а с другой – восполнить, компенсировать именно эту безуспешную заботу о себе самом. Фрейд утверждал, что эгоистическая личность нарциссична, ибо отказалась от любви к другим и всю свою любовь обратила на саму себя.

И все же, если проанализировать все вышесказанное, без труда можно заметить голословность приведенных утверждений о различии эгоизма и любви к себе. Также странно звучит и обвинение эгоизма, при котором вся любовь обращается на себя самого. Но ведь тогда эгоизм и любовь к себе ИДЕНТИЧНЫ, т. е. это одно и тоже.

В этом смысле можно смело назвать самыми любвеобильными людьми на земле, например, римских императоров, которые доходили в любви к себе самим до собственного реального обожествления. Причем их «любовь» к ближним выражалась, чаще всего, очень оригинальным способом, а конкретно: без малейших колебаний и терзаний совести они расправлялись с теми, кто был не согласен с их «божественным» происхождением, самым зверским образом (отрубали головы, скармливали животным, поджигали, как факелы, отдавали в рабство и т. д.). Не удивительно, что христианам в этом случае доставалось больше всего, т. к. они ни при каких условиях не могли согласиться с «божественным» культом императора.

Вы скажете, что это было давно и нас не касается? А вот тут я могу с вами поспорить: конечно, подобные зверства ушли в прошлое, но сегодня можно найти немало примеров, когда ради себя любимых, ради осуществления своих иногда совершенно диких планов и стремлений, ради карьеры и славы (вот уж истинная дочь любви к самому себе!) люди идут на самые гнусные, отвратительные преступления, жертвой которых нередко становятся сотни, тысячи и даже миллионы жителей.

Но и на бытовом уровне, в расцерковленном мире, все чаще можно встретить людей, которые живут только ради себя, без всякого преувеличения занимаясь самообожествлением. И происходит это только по той причине, что в современном мире человек утратил истинное понимание любви.

Любовь и иллюзии

Я предлагаю читателю ознакомиться с некоторыми светскими определениями любви:

«Любовь к себе – это спокойная уверенность, которая основывается на ощущении собственной полноценности, личностной значимости. Если человек обладает самоуважением, он может реально оценить собственные достоинства и возможности. Он знает, что он не похож ни на кого другого и неповторим в своей сущности. Он такой, какой есть, он должен быть уникальным, он нужен вселенной именно таким».

А вот что говорил о любви Ошо:

«Не любя себя, ты никогда не сможешь себя познать – познание себя приходит лишь следом. Любовь подготавливает почву. Любовь – это возможность познать себя; любовь – это правильный способ познавать себя. Не любя себя, ты не можешь столкнуться с самим собой лицом к лицу. Ты будешь избегать себя. Твое наблюдение само по себе может быть способом избегать себя».

А теперь попробуйте поставить в эти определения вместо слова «любовь» «эгоизм» – и вы увидите, что ничего не изменится. И действительно, в них явно слышится призыв обратить весь свой взор на себя самого, любить себя самого, что, по приведенному выше определению Фрейда, является самым настоящим эгоизмом.

Особенно хорошо это видно из трудов многих современных психологов, которые не советуют людям оценивать себя слишком реально. По их мнению, уверенно себя может чувствовать только тот, кто способен поддерживать позитивные иллюзии (считать себя более умным или более сведущим, чем на самом деле), т. е. обманывать себя и свою совесть. Лучше несколько переоценивать себя и немедленно забывать вызывающие беспокойство характеристики, утверждают они и продолжают: наше представление о себе это всего лишь конструкция разума (т. е. просто иллюзия), и поэтому в интересах каждого человека сделать так, чтобы она (иллюзия самосознания, иллюзия личности) доставляла нам как можно больше положительных эмоций. Т. е. мы попросту должны обманывать себя самих. Вот вам и истинная сущность любви к себе самому. Ну и скажите теперь, чем она отличается от эгоизма?

Собственно, поэтому такая «философия» в итоге приводит людей к личностной катастрофе и глубокой депрессии. Мы ведь живем не в замкнутом пространстве, а в обществе, где нам ежеминутно дают понять о том, кто мы есть на самом деле: если вы плохой врач – то не сможете этого скрыть, если вы плохой учитель – у вас будут постоянные конфликты с детьми, если вы плохой семьянин – преследуют постоянные семейные ссоры, что в конце концов может привести к развалу семьи  и т. д.

И что же тогда остается? Только два варианта: либо и дальше обманывать себя самого, обособиться, замкнуться в себе и всех вокруг или по крайней мере тех, кто не хочет делать вид, будто ваши недостатки являются «добродетелями», считать врагами либо трезво посмотреть на себя и постараться понять причину своих ошибок.

Что такое истинная любовь в христианском понимании?

На самом деле любовь – это не просто возможность познать себя или спокойная уверенность как некое комфортное чувство, с помощью которого достигается психологическое равновесие.

Любовь – это онтологическая категория. Это сила, стремящаяся объединить собой все тварное (т. е. сотворенное Богом) бытие в гармонии с его Творцом. Собственно, поэтому любовь имеет божественное, нетварное происхождение. Любовь – эта та нетварная Божественная энергия, которую мы называем благодатью. И поэтому любовь-то и составляет сущность внутренней жизни Святой Троицы. Она – способ общения между Лицами Святой Троицы. Вот почему христианство и утверждает фундаментальную непреложную истину о том, что Бог есть Любовь!

Проблема светского, нехристианского мира в том и состоит, что люди недооценили значение любви. Любовь – это сила, которая объединяет и обращена не вовнутрь человека, а извне – к Богу и к другим людям. Любовь, как солнечный свет, излучает себя и соединяет людей в Боге. Великий русский философ Семен Франк дал, наверное, лучшее определение любви как «бытия одного ради другого»! Именно поэтому истинная любовь жертвенна – человек получает высшее наслаждение от того, что отдает себя на служение для блага других людей, ибо: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15:13).

Впрочем, любовь Божия (т. е. любовь Господа к своим творениям) выходит за рамки и этого определения, т. к. является бытием Одного ради всех, объединяя всех по благодати в Себе Самом. Преподобный Авва Дорофей в VI веке сделал, наверное, самую удачную графическую попытку изображения любви человека к Богу и ближнему. Он писал:

«Представьте себе круг, средину его – центр и из центра исходящие радиусы – лучи. Эти радиусы чем дальше идут от центра, тем более расходятся и удаляются друг от друга; напротив, чем ближе подходят к центру, тем больше сближаются между собою. Положите теперь, что круг сей есть мир, самая средина круга – Бог, а прямая линия (радиусы), идущая от центра к окружности, или от окружности к центру, суть пути жизни людей… Насколько святые входят внутрь круга к средине онаго, желая приблизиться к Богу, настолько по мере вхождения они становятся ближе и к Богу, и друг к другу… Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и обращаются ко внешнему, то очевидно, что в той мере, как они отходят от средоточия и удаляются об Бога, в той же мере и удаляются друг от друга… Таково и свойство любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего…»

Эгоизм (он же любовь к самому себе), наоборот, способен только лишь к движению вовнутрь человека, т. е. от Бога и от ближнего. Как черная дыра, он схлопывает человека в себе самом и делает его невидимым, недоступным для других людей и для Бога.

Энтропия в мире материальном и мире духовном

Мне очень нравится концепция епископа Василия Родзянко, согласно которой «Большой взрыв», являющийся первопричиной нашей Вселенной и началом энтропии во Вселенной, стал результатом бунта части ангелов против Бога. Бунта, который был вызван непомерной гордыней и любовью сатаны к себе самому, бунта, в итоге приведшего к изменению качества нашего бытия, породившего в нем энтропию, распад материи на элементы, сделавшего материальный мир неустойчивым, полным хаоса и разрушения. Бунта, который в итоге это бытие окончательно уничтожит. И это не просто богословское допущение: большинство современных ученых, занимающихся фундаментальной наукой, уверены в том, что звездная эра эволюции Вселенной закончится примерно через 10 в четырнадцатой степени лет, ее гибель будет сопровождаться гибелью галактик, которые будут превращаться в черные дыры. Еще позднее наступит тепловая смерть нашей Вселенной, когда все ядра вещества полностью распадутся, а оставшиеся погасшие звезды и планеты, а также межзвездная пыль превратятся в фотоны и нейтроны… В итоге во Вселенной останутся только электроны и позитроны, рассеянные в пространстве с невообразимо малой плотностью (одна частица в объеме пространства, превосходящего нашу нынешнюю Вселенную в 10 в 185-й степени раз).

Понятное дело, что версия владыки Василия Родзянко не поддается проверке с естественнонаучной точки зрения и вряд ли ученое сообщество будет когда-либо рассматривать ее всерьез. Но лично мне она кажется более убедительной, нежели философские потуги некоторых ученых, утверждающих, что даже в описанных нами условиях «тепловой смерти Вселенной» может сохраняться разумная жизнь. Это ли не религиозная вера, которую нам ставят в вину наши неверующие собратья?
Однако интересно другое. Попробуйте представить себе картину, когда одинокий электрон блуждает в пространстве, в миллиарды и триллионы раз превышающем по размерам нашу Вселенную? Вам ничего это не напоминает?

Лично у меня возникают ассоциации со святоотеческим описанием ада, который, по сути, и будет означать полное и безоговорочное одиночество, потому что ад – это апофеоз, торжество гордыни, эгоизма и любви к самому себе. Но к бесконечным мукам одиночества в аду добавятся и муки, вызванные воздействием на грешников Божественной Любви. Грешники в аду будут недосягаемы друг для друга, но Вездесущий Бог и там будет являть им Свою Любовь, ибо для Него нет ничего недосягаемого. Вот почему, по меткому выражению прп. Исаака Сирина, грешники в аду будут гореть в огне Божественной Любви, т. к. для того, в ком иссякла любовь к ближнему (а в аду, в этом мире тотального одиночества и тьмы, ближних как таковых не будет), остаются только страдания и муки совести.

Праведников ожидает совершенно иная участь. Прошу прощения у читателя, но у меня нет ни опыта, ни сил, ни возможности описать то состояние взаимного единения в любви, которое будут испытывать безгрешные в Царствии Божием. И поэтому я позволю себе вновь обратиться к авторитету прп. Исаака Сирина:

«Райское блаженство, – пишет преподобный Исаак Сирин, – заключается в приобщении человека к любви Божией, которая есть «древо жизни» и «хлеб небесный», то есть сам Бог: Рай есть любовь Божия, в которой – наслаждение всеми блаженствами. Там блаженный Павел напитался сверхъестественной пищей, и, когда вкусил там от древа жизни, воскликнул, сказав: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его… живущий по любви пожинает жизнь от Бога, и в этом еще мире… обоняет воздух воскресения. Этим воздухом насладятся праведные в воскресении. Гееннское мучение, напротив, заключается в невозможности приобщиться к любви Божией. Последнее не означает того, что грешники в геенне лишены любви Божией. Совсем напротив, любовь даруется всем одинаково – и праведникам, и грешникам. Но для первых она становится источником радости и блаженства в раю, для вторых – источником мучения в геенне: Говорю же, что мучимые в геенне поражаются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение большее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания. Неуместна никому такая мысль, будто грешники в геенне лишаются любви Божией. Любовь… дается всем вообще. Но любовь силой своей действует двояко: она мучает грешников, как и здесь случается другу терпеть от друга, и веселит собою исполнивших долг свой».

Относительно призыва Господа «Любить ближнего, как самого себя»… Эта фраза никак не может быть оправданием любви к самому себе в нехристианском, светском ее понимании, о котором мы писали выше. Любить ближнего, как самого себя, не означает, обращая свой взор на окружающих, упиваться чувством собственной значимости – мол, я не хуже других людей. Смысл этой фразы заключается не в центростремительном движении от ближнего и от Бога к себе (вспомним схему прп. Аввы Дорофея), а, наоборот, в центробежном духовном движении от себя к ближнему. Возлюбить ближнего, как самого себя, значит суметь увидеть в нем богоподобную, свободную личность, заметить ее нужды и борения и по возможности открыться и послужить ей так, как если бы мы решали свои собственные проблемы. Ключ к пониманию этой фразы находится в Послании к Галатам, где апостол заповедал нам: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов!» (Гал. 6:2).

Автор: Иеродиакон Иоанн (Курмояров)

С благодарностью к Источнику

 


Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>